Alexey Pchenkin предлагает Вам запомнить сайт «kino-teatr.ru»
Вы хотите запомнить сайт «kino-teatr.ru»?
Да Нет
×
Прогноз погоды

Призрак отца

развернуть
Томас Винтерберг от «Догмы-95» и чуть ранее до «Коммуны» Многие фильмы датчанина Томаса Винтерберга начинаются с пейзажей - чаще всего, в теплых, желтых тонах, реже - синюшных, холодных. Режиссер размыто заявляет географию очередной семейной драмы, конфликта отцов и детей, братьев, молодого поколения и старшего. В корпусе его работ, несмотря на обильные пасторали, несколько чуждой выглядела иллюстративная экранизация викторианского романа Томаса Харди
«Вдали от обезумевшей толпы», но уже в «Коммуне» датчанин вернулся к излюбленному семейному застолью, которое несет разоблачение с последующей переменой участи. Новая работа Винтерберга также выглядит примирением с причиной импульса двадцати лет его фильмографии, в которой он раз за разом возвращался к очень похожим схемам. Родившийся в 1969 году в Копенгагене, в семь лет Томас мечтал о работе инженером, каплевидных стальных очках, большой связке ключей и ортодонтических скобах. Тогда же его родители решили, что хотят жить в журналистской коммуне, и переехали в место, где он проведет двенадцать лет - с семи до девятнадцати. Коллективные решения, ни одной одинаковой вилки, двухлетний мальчик с пивом в саду, педантичный сожитель, сжигавший все вещи, бесхозно валяющиеся по дому (эта сцена вошла в фильм, мелькнувший в сцене сожжения сапог - воспоминания Винтерберга о собственном ботинке, пережившем аналогичную кремацию). Покинув общий дом, в девятнадцать, он поступает в Датскую национальную киношколу, которую закончит в 1993-м. Десятью годами ранее из этих стен выпустился Ларс фон Триер. Их фамилии навсегда свяжет «Догма-95» - «акция спасения» и «авангардное кинематографическое движение» в одном флаконе, объединенное «обетом целомудрия» из десяти пунктов (ручная камера, никакой павильонной съемки - только натура, запрещено жанровое кино, события происходят здесь и сейчас - и так далее). Винтерберг и Триер были идеологами этой мини-«новой волны», среди адептов которой - Сёрен Краг-Якобсен и Кристиан Левринг. Впрочем, верность «антиголливудскому» жесту режиссеры надолго не сохранят, но как очередной национальный бунт против устоявшихся («папочкиных») норм кинопроизводства он все равно войдет в анналы. Для Винтерберга этот жест, как покажет время, будет символическим вдвойне, тем более что коммуна, где остались родители, символично распалась в том же 95-м. До дипломной короткометражки «Последний раунд» режиссер снял в 1990-м средний метр «Снежная слепота» (Sneblind) и телевизионный фильм «Догадка» (Slaget på tasken), где дебютировали Ульрих Томсен и Николай Костер-Вальдау, сегодня известный ролью Джейме Ланнистера из «Игры престолов». Еще через одну короткометражку («Мальчик, который ходил задом наперед») Винтерберг возьмется за первый полный метр - «Величайшие герои» (1996), где сыграют его любимчик Томас Бо Ларсен, сегодняшние звезды датского кино - Ульрих Томсен и Трине Дирхольм, - а также чуть менее известная за пределами королевства Паприка Стин. Все они через два года появятся на экране скандального и успешного «Торжества», первого фильма «Догмы», Томсен и Дирхольм воссоединятся с режиссером на съемках «Коммуны», Ларсен мелькнет еще в паре лент Винтерберга, а Стеэн снимется у Триера в «Идиотах» («Догма №2») и «Танцующей в темноте», у Краг-Якобсена в «Последней песни Мифуне» («Догма №3»), да и потом ее не обделят вниманием хорошие датские режиссеры (с четвертым «догматиком», Леврингом, она поработает лишь в 2008-м, на «Не бойся меня»). «Величайшие герои», как и все до-«догмовские» фильмы Винтерберга, обычно оказываются за скобками его неровного и склонного к турбулентности творческого пути, но уже там датчанин обращается к сюжету, который в той или иной форме будет часто эксплуатировать. Карстен (Томас Бо Ларсен), который к 31 году отсидел уже 11 раз, как-то в выходной узнает, что у него есть дочь Луиза (Миа Мария Бек). К двум часам он должен вернуться в тюрьму, но вместо этого вместе с новообретенным отпрыском и нервным приятелем Петером (Ульрих Томсен) гуляет по городу, катается на карусели, а на следующий день они сбегает в Швецию, где много лосей и не слишком дружественных шведов. Карстен увозит Луизу от отчима, который частенько ее колотит, скрывается от полиции, а заодно стремится к нынешней возлюбленной (Трине Дирхольм). Девочка видит в двух нерадивых и потрепанных мужчинах настоящих героев, а те заканчивают сравнительно бесцельный и причудливый роад-трип с налетом «Тельмы и Луизы» сценой-пародией на финал классического вестерна про Буча Кэссиди и Санденса Кида, чей броманс напоминают и отношения Петера с Карстеном. Восемь лет спустя о той же картине напомнит финал и отчасти эстетика «Дорогой Венди». Через десять лет Винтерберг взглянет на сюжет об обретении отца с другого ракурса и более сардонически: в «Возвращении домой» 2007-го заикающийся повар Себастьян (Оливер Меллер-Кнауэр), воспитанный двумя матерями в русле мифа о трагически погибшем под колесами поезда папаше, ненавидевшем «этот мир проституток», узнает, что прибывший в город всемирно известный оперный певец Шмидт (Ларсен) - его предок и есть. Попутно он влюбляется в Марию (Ронья Маннов Олесен) - горничную отеля, куда заселился Шмидт, а тот, не узнав сына, но по-отечески к нему отнесясь, все равно не может пересилить природу - и пытается девушку соблазнить. Как и «Торжество», «Возвращение домой» Винтерберг завершает избавлением от маячащей тени отца: неловкая потасовка под приятную музыку и в куче пестрых шаров оборачивается излечением от заикания и примирением. Обе ленты можно считать частями условной «отцовской» трилогии Винтерберга, жемчужина и апофеоз которой, разумеется, «Торжество» - первый фильм, снятый по правилам «Догмы», принесший датчанину Приз жюри Каннского кинофестиваля. Основанная на истории, услышанной Винтербергом в эфире Датского национального радио (позднее слушатель, представившийся Аланом и рассказавший ее, признался, что это выдумка), картина рассказывает о семейном празднестве - 60-летии патриарха Хельге (Хеннинг Моритцен), куда съезжаются все родственники, вспоминают былое и готовятся чествовать юбиляра. Один из отпрысков Хельге, Кристиан (Ульрих Томсен), оказавшись в отцовском доме, вспоминает о сексуальном насилии, которое пришлось пережить ему с сестрой Линдой, покончившей с собой. Воспоминание вклинивается в «поздравительный» тост, праздник оказывается испорчен, а мир принимает «Торжество» как своего рода разоблачение не только (патриархальной) семьи, но и тихой Дании в целом (шесть лет спустя с аналогичным трюком выступит писатель и журналист Стиг Ларссон, чья трилогия «Миллениум» схожим образом проходится по шведскому обществу). О признании ленты красноречиво говорит то, что по сценарию «Торжества» даже ставили спектакли. Впрочем, сам Томас Винтерберг говорит, что его не очень волнует критика буржуазного общества и социальная критика вообще, а свое кредо он формулирует, как интерес к «человеческой хрупкости в любой культуре и языке». О «Торжестве» тепло отзывался великий Ингмар Бергман (Триеру его благословения заслужить так и не удалось), но следующий полный метр Винтерберга - «Все о любви» - оказался настолько амбициозным и сумбурным, что даже его сновидческая природа не заинтересовала шведского мастера. В какой-то момент, работая над картиной, Винтерберг обратился к Бергману за помощью, чувствуя, что не может закончить ленту самостоятельно. Тот, вспоминает режиссер, рассмеялся и сказал, что Томас выжил из ума. В 2002 году, после премьеры футуристической драмы про любовь, кажется, весь мир посчитал так же. 2021 год, Джон Марчевски (Хоакин Феникс) приезжает в Нью-Йорк, чтобы окончательно развестись с женой-фигуристкой Элен (Клэр Дэйнс). Мир меж тем катится в тартарары: летом в Африке идет снег, в Уганде отказали законы гравитации и население улетает в неизвестном направлении, по всему миру люди гибнут от сердечной болезни, вызванной печалью и одиночеством. Вдобавок сюда вклинивается безжалостный механизм развлекательной индустрии, которая хочет, чтобы Элен на потребу публике каталась вечно, а потому запасается ее двойниками - случайными девушками, которым стирают собственную личность. В атмосфере этого разведенного водой линчевского кошмара Винтерберг провозглашает, что выживут только любовники, ведь даже семейные связи могут обернуться предательством, а большим коммунам - вроде общества или бизнеса - на человека наплевать тем более. После очень личного и наиболее дорогого сердцу фильма, обернувшегося провалом, Винтерберг снимает по сценарию Триера культовую картину «Дорогая Венди» - торжественно озвученную The Zombies сказку про взросление, в которой некоторые видят пропаганду огнестрельного оружия. Хотя история детей, увлеченных старомодным огнестрелом, легко транскрибируется как ода увлечению [съемками] кино - от английского shooting, что можно перевести и как «стрелять», и как «снимать фильмы». Награжденная призом за режиссуру на ММКФ, «Венди» вновь возвращает датчанина в игру - на территорию конфликта отцов и детей, в область коммуны по интересам, чей финал вновь позаимствован будто бы из классического вестерна. Склонность если не к самоповторам, то к рифмам проходит через всю фильмографию Винтерберга: в редкой картине нельзя найти отголосок предыдущих (или даже следующих) работ. За «Венди» последовало «Возвращение домой», где Винтерберг впервые снял будущую вторую жену Хелену Рейнгорд Ньюманн (потом она появится в «Субмарино» и «Коммуне»). Еще через три года датчанин взялся за экранизацию романа «Субмарино» Йонаса Т. Бенгтссона, самой мрачной и давящей своей ленты, чье настроение раскрывает сам термин «субмарино» (армейская пытка, когда человека держат под водой до смерти). Тут Винтерберг, написавший сценарий в соавторстве с режиссером и сценаристом Тобиасом Линдхольмом (вместе они еще сделают «Охоту» и ту же «Коммуну») фокусируется на непростых отношениях двух братьев (Якоб Седергрен и Петер Плаугборг), росших чертополохом при попустительстве матери-алкоголички и не досмотревших за братом-младенцем. Вина толкает одного в объятия ярости, другого - наркотического дурмана, но, как и в «Возвращении домой», в финале брезжит едва заметный, характерный для позднего Винтерберга оптимизм - короткая вспышка надежды на примирение с прошлым и преодоление. 2010-е, начавшиеся для режиссера с экранизации датского романа, продолжаются не только «Охотой», своеобразным камбэком Винтерберга в высшую лигу, но и не слишком удачной постановкой романа Томаса Харди «Вдали от обезумевшей толпы». В противовес «Субмарино» «Толпа», снятая с россыпью хороших артистов (от Кэри Маллиган до Маттиаса Шонартса), выглядит наиболее доброй, беззубой и проходной лентой режиссера, которому мощный материал о противостоянии девушки нормам общества XIX века подходит лишь по формальным признакам (той самой человеческой хрупкости). Соседство с «Охотой», где учителя (Мадс Миккельсен) обвиняют в педофилии, основываясь на подозрительном молчании маленькой девочки, и начинают коллективно травить соседи, эта история еще в меньшей степени представляется удачным исследованием социальных связей и болевых точек индивида. Камерная «Охота» получила номинацию на «Оскар», Винтерберг вновь поработал с Томасом Бо Ларсеном, а заодно продемонстрировал стоическую фигуру отца, который учит сына не озлобляться, даже когда весь мир идет на тебя войной. Затем, очередную попытку англоязычного фильма спустя, датчанин вернулся к истокам в «Коммуне», которая, в отличие от «Торжества», родилась как пьеса, а не стала ей после премьеры фильма. После постановки текста на подмостках Винтерберг решил, что хочет снять еще и картину «по мотивам реальных ощущений», а заодно кинематографически передать детские воспоминания о коммуне, в которой он вырос, - месте, подарившем ему навык наблюдать за людьми и аллергию на общественные собрания. Поводом для совместного жилья становится высокая плата за трехэтажный дом, который достается преподавателю архитектуры Эрику (Ульрих Томсен) в наследство от отца. Сюда он переезжает с женой-телеведущей (Трине Дирхольм) и дочерью (Марта Софи Вольстром Хансен), а потом набивается полный дом сожителей, которые должны помочь с оплатой высокой ренты, ну и разнообразить консервативный семейный быт. Тут мало своеобразного хипповского духа, какой был в коммуне, где мужал датчанин, но вновь возникает недопонимание между родителями и дочерью, вдобавок Винтерберг иронично вводит вторую жену Хелену Рейнгорд Ньюманн в качестве студентки Эммы, у которой есть все шансы стать второй женой Эрика. Как и в предыдущих лентах режиссера, тут много солнца и природы, и все меньше той колючести, какой отличались его более ранние фильмы (впрочем, ироничных наблюдений по отношению к жителям коммуны хватает). Кажется, со вторым браком в жизни Винтерберга наступил период гармонии, куда пока с трудом вписывается его следующий фильм - продюсируемая Люком Бессоном драма «Курск» с Маттиасом Шонартсом, в основу которой легла трагедия затонувшей атомной подводной лодкой К-141 «Курск». Возможно, Винтерберг снова уйдет на глубину, где найдет новые ракурсы для изображения человеческой хрупкости и сложных отношений внутри обособленного коллектива.

Источник →

Ключевые слова: блоги
Опубликовано 23.04.2016 в 13:35

Комментарии

Показать предыдущие комментарии (показано %s из %s)
Показать новые комментарии
Комментарии Facebook

Отечественное кино продолжает движение вверх: 10 самых кассовых российских фильмов

15 янв, 18:40
0 1
Роман «Шантарам» адаптируют …

Роман «Шантарам» адаптируют для телевидения

13 янв, 14:06
0 1
Сергею Газарову исполнилось 60 лет

Сергею Газарову исполнилось 60 лет

13 янв, 11:47
+1 1

Лучшие российские сериалы 2017 года

22 дек 17, 11:05
0 1

Последние комментарии

Игорь Костоглод
Инна Анаел
Скорей бы.
Инна Анаел Роман «Шантарам» адаптируют для телевидения
valentina sergeeva
*
valentina sergeeva Сергею Газарову исполнилось 60 лет
Татьяна Блудова
галина Якушева (старостина)
Алексей Bristlie
Матрёна Редькина (Петрушкина)
George Stiopich
Владимир Мистрюков
Некоторые Вам позавидуют, конечно доброй завистью!
Владимир Мистрюков Дети Спартака Мишулина объявили о перемирии
elizaveta chugay
да еще и племянники от старшего сына...вы очень богаты!
elizaveta chugay Дети Спартака Мишулина объявили о перемирии
Читать

Поиск по блогу

Люди

9288 пользователям нравится сайт kino-teatr.mirtesen.ru